Губернатор Черногоров обещает отобрать сына и засудить жену: "У нее ни одного свидетеля. Лечиться ей надо."

Мы проговорили с Александром Черногоровым по телефону почти час. Вообще это рекорд — на личные темы хозяин Ставрополья беседовать не любит. Но тут он явно был обижен на жену, и очень сильно.

Всего пару раз назвал ее по имени, в остальных случаях ограничивался нейтральным местоимением «она».

— Она неправильно дала трактовку ситуации в нашей семье. Но я скажу всю правду, соберу пресс-конференцию только после 11 марта, когда в крае пройдут выборы. Пока я не хочу влиять на избирательный процесс.

Ну что тут сделаешь? Есть в нашем крае два писателя-фантаста — господин Емцов (издатель газеты, в которой Ирина Черногорова опубликовала свое открытое письмо о муже-губернаторе. — Авт.) и моя супруга. Бывшая, точнее, супруга. Вот они объединились, и получилась новая фантастика.

— Есть ли у вас надежда, что брак можно еще спасти? Как говорится, милые бранятся, только тешатся...

— Этот вопрос задайте моей жене. Как она, неразведенная женщина, живет с неразведенным мужчиной?

— Вы имеете в виду, что у вас есть соперник?

— Как такое может быть? — ушел от прямого ответа губернатор.

— Может, тогда действительно проще дать ей развод? Вдруг там любовь...

— Да после 11 марта все будет по закону. Это ж неспроста все перед выборами началось. Я посмотрю, а потом скажу правду. Горькую, но правду. А то, что она написала, так там на 99 процентов ложь. И она будет за это отвечать в суде. И не как жена губернатора, а как рядовой гражданин. У нее ни одного свидетеля. Лечиться ей надо...

— Ой, Александр Леонидович, как-то вы чересчур резко отзываетесь о своей супруге, хоть и бывшей. В вас обида сказывается?

— Я никогда ни на кого не обижаюсь.

— А может, ее сбили с толку, кто-то шепнул на ухо, что, мол, женщина у вас появилась...

- Да какая женщина? О каких любовницах вы говорите? Вы когда-нибудь слышали про меня такое?

— Вот и поговорили бы с женой по душам. Ведь у вас сын растет — копия вы...

— У меня и следующие дети будут похожи на меня. Я вам гарантирую.

— И кто будет мать? — осторожно спросила я.

- А что вы думаете, разве губернатор может быть бобылем, жить один? Думаю, у нас будет дружная, хорошая семья, — оптимистически заверил губернатор, а вот уточнить, у кого это «у нас», почему-то отказался.

— На следующий вопрос вы можете не отвечать. Вы все еще любите Ирину Владимировну?

На другом конце провода повисла пауза.

— А за что ее любить? — наконец выдавил мой собеседник.

— Ну как за что? — тут уже растерялась я.

— За предательство я любить не могу! — повысил голос Черногоров. — А сын, жалко его, конечно... Я так скажу: дети жили и будут жить со мной! Что бы там кому ни хотелось. Она должна была думать о детях, когда стала перетряхивать грязное белье. В каждой семье бывают нелады. У меня есть другие факты, я же их не выставлял на всеобщее обсуждение. Она, чтоб вы знали, не ушла из дому, я ее сам выгнал.

— Неужели?

— Если она пошла на это, то пусть уж говорит всю правду. Она потеряла честь и достоинство. Но все будет хорошо, — неожиданно заключил губернатор, и я поняла, что наш разговор заканчивается.

Но тут Александр Леонидович вдруг произнес загадочную фразу:

— Я рад, что у ее нового супруга мама и папа — мои ровесники. Безмерно рад.

— Вы хотите сказать, что ваша жена живет с мужчиной, намного ее моложе? — догадалась я.

— Я хочу сказать, что его родители — мои одногодки, — повторил мой собеседник. И распрощался...

Наталия Корниенко




Источник: “http://www.rospres.com/hearsay/8509/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя